Война в Украине

Все мы знаем, какой пиздец сейчас происходит с Украиной и одной известной вам страной-победительницей-фашизма. Если вы хотите почитать об этом, помочь актуализировать информацию или высказать свое мнение — можете сделать это в статье Война в Украине и в обсуждении.

Цензура/Цензура в Иране

Материал из Urbanculture
Перейти к: навигация, поиск

Этой статье требуется доработка. Вы можете помочь, исправив и дополнив ее.
Сюда следует добавить: Фактов, арестованных журналистов.

Наименование школы было подвергнуто цензуре

Цензура в Иране — это комплекс мер, предпринятых государством и иранскими исламскими организациями, направленный на прекращение доступа к информации с критикой иранского правительства, а также информации американских, израильских и европейских средств массовой информации.

В 2020 году цензура в Иране была признана одной из самых жёстких в мире. В 2016 году «Репортёры без границ» присвоили Ирану 173 место из 180 в рейтинге свободы СМИ.

Основные запреты вводятся не только со стороны правительства Ирана, но и со стороны Корпуса стражей исламской революции — радикальной мусульманской организации, признанной в некоторых странах террористической, использующей методы массового запугивания, внесудебных политических арестов и убийств.

С 2019 года в Иране работает Национальная информационная сеть — локальный сегмент интернета, которая подвергается тщательной цензуре. Несмотря на то, что у многих жителей есть доступ в интернет, свобода получения информации сильно ограничена. В Иране заблокирован доступ к Facebook, Twitter, Youtube, Wikipedia. Такие блокировки обходятся с помощью прокси и VPN.

История цензуры в Иране[править]

История цензуры в Иране ведёт своё начало с появления первых государственных печатных изданий. Информация в первой иранской газете «Вакаи и Тамахие» подвергалась государственной цензуре с момента начала её издания. А первый цензурный орган был создан Насер ад-Дин Шахом в 1863 году.

Помимо внутрииранской газеты выпускались и печатные издания на фарси иранцами для иранцев, живущих за рубежом. Такие издания не были подвержены цензуре, могли позволить себе больше свободы. Газеты «Хабал аль-Матин», «Кунун», «Сорая» публиковали намного больше информации о политической и культурной жизни в Иране, нежели издания, которые издавались внутри государства. Также в изданиях, издаваемых за рубежом стала появляться политическая критика, которая была невозможна в самом Иране.

Первый созданный в Иране цензурный отдел имел полномочия просматривать все книги и газеты, выпускаемые на территории страны. Все одобренные издания помечались штампом «Принято к сведению».

Современность[править]

Приход к власти Корпуса стражей исламской революции сильно изменил цензурную политику в Иране. Если раньше цензура в основном была направлена против критики власти, то теперь цензуре стали подвергаться издания и религиозного толка. Усилилась политическая цензура.

В 2002 году Национальный совет безопасности запретил к распространению открытое письмо имама Исфакана Тахери к духовному лидеру Али Хаменеи. В письме содержалась критика проводимой в стране политики. Газета «Новруз» в знак протеста против запрета обсуждения публичного письма выпустила номера с пустыми страницами.

В 2004 году в Иране были запрещены 20 печатных изданий. В 2006 году были отозваны лицензии у 25 изданий, что равносильно запрету на журналистскую деятельность. 3 издания были закрыты.

В 2007 году иранское правительство выслало из страны корреспондентов «Гардиан» и «Индепендент».

После выборов в 2009 году в стране были отозваны лицензии у 9 интернет-изданий, 3 интернет-сайта были заблокированы. В 2018 году Хасамуддин Ашна, министр информации Ирана опубликовал в твиттере предупреждения иранским журналистам, работающим за границей. В ответ «Репортёры без границ» признали такие твиты угрозой безопасности независимым журналистам. Дело в том, что Ашна возглавлял министерство информации в то время, как в Иране прокатилась волна политически мотивированных убийств репортёров.

В настоящее время все телеканалы находятся под контролем правительства.

Цензура в интернете[править]

В 2005 году правительство потребовало от всех владельцев интернет-сайтов зарегистрироваться в Министерстве просвещения. Данная мера была обоснована принятым постановлением о создании национальной информационной базы. Данная мера не является прямым актом цензуры, но значительно облегчает её. В постановлении прямо указаны меры отвественности для администраторов таких сайтов. Ответственность наступает при публикации материалов, вызывающих разногласия в обществе, оскорбления святынь, рапространение лжи и клеветы. В действительности блокировке подверглись большиснвто сайтов, которые были ориентированы на иранскую аудиторию и содержали критику правительства.

В январе 2018 года в годовщину памяти жертв протестов Абана правительство отключило мобильный интернет с целью предотвращения координации протестующих на улицах.

С 2005 года в Иране реализуется программа «Национальный интернет». Одна из целей программы — консолидация всех потоков информации в руках правительства и тотальная интернет-цензура.

Ограничения связи с родными для заключённых[править]

Согласно отчёту правозащитного центра «Харана» в Иране практикуется лишение арестованных и заключённых связи с родными, близкими и защитниками. Такие меры нередки, согласно утверждению иранских правозащитников. Доступ к телефонной связи для заключённых осуществляется с использованием специальных карточек. Аннулирование таких карточек — одна из мер политической цензуры[1].

Звонки родным в места заключения — один из немногих способов поддержания связи с внешним миром для арестованных. Именно общение по телефону позволяет родственникам узнать о ходе процесса, а также о нарушениях прав заключённых, которых в Иране множество. Правозащитники отмечают, что некоторых арестованных, которые были задержаны в ходе протестных мероприятий, лишают возможности общения с родными и близкими. Это можно считать одновременно актом цензуры, направленным на пресечение доступа к информации о судьбе арестованных, а также способом давления на задержанных по политическим мотивам.

Тем не менее, информацию о судьбе политических заключённых нельзя назвать разрозненной или отрывочной. Большая часть людей, которые находятся в оппозиции к иранскому режиму, собирают информацию о своих задержанных. Такая информация публикуется и попадает в отчёты, доступные на фарси и английском. Несмотря на все меры цензуры, многие сведения о деятельности оппозиции в Иране известны международному сообществу.

Также Харана сообщает о массовых отключениях мобильной связи. Такие ограничения и отключения связаны с уличными протестами среди оппозиции. По мнению правозащитников, массовые отключения связи являются одним из инструментов цензуры. Цель таких действий — прекратить координацию протестующих, лишить их возможности распространения фотографий, видеозаписей протестных акций.

Отключение связи и блокировка социальных сетей в месяце Шахривар 1401 года (сентябрь 2022 года по григорианскому календарю)[править]

Очередная волна блокировок и отключений мобильной связи началась в конце сентября 2022 года. Усиление цензуры вызвано массовыми протестами граждан против жестокого умышленного убийства Махсы Амини. Гражданка Ирана была задержана на территории станции метро в Тегеране за неподобающий хиджаб. Полиция нравственности арестовала 22-хлетнюю Мехсу на станции метро Хаккани. Задержанная была доставлена в следственный изолятор. Спустя несколько дней полуживую Махсу доставили в отделение интенсивной терапии в клинику Карси. Задержанная находилась в состоянии комы. Согласно сообщению правозащитного агентства Харана именно арест и избиение Махсы Амини вызвало волну протестов по всей территории страны[2].

Граждане Ирана неоднократно протестовали против самого факта существования полиции нравственной безопасности (назидательного патруля), а также против крайне жестокого обращения с задержанными.

Помещённая в клинику девушка умерла от нанесённых её побоев. Это вызвало массовые протесты. Протестные акции начались возле клиники, а также на нескольких улицах рядом. Быстрое распространение информации о зверствах полиции и стражей исламской революции привели к протестной волне, которая охватила 85 городов в 29 провинциях Ирана. Проестующие выкрикивали лозунги «Мы все — Махса», «Смерть Хаменеи», «Смерть Исламской республике», «Мы не хотим Исламскую республику».

Для подавления протестов полиция использовала слезоточивый газ, пластиковые пули, боевые патроны, дробовики.

Во всех населённых пунктах отмечается полная блокировка Skype, Instagram, Whatsapp. Скорость передачи данных в стране была снижена. Мобильные сети First.Mobile, Irancell, Rightel подверглись хакерской атаке со стороны исламских радикалов при поддержке правительства. В ответ на обещание Илона Маска обеспечить бесперебойный спутниковый интернет в Иране, сайт его компании также был заблокирован.

Общий объём интернет-трафика в Иране снизился на 67%. Меры противодействия со стороны правительства Ирана в настоящее время являются беспрецедентными, наносят значительный ущерб национальной экономике, компаниям-операторам мобильной связи.

Сообщают местные жители[править]

В ответ на просьбу дать комментарий об отношении к цензуре в Иране, азербайджанец, который провёл там несколько лет, пояснил следующее:

Ну если в целом смотреть, то да, оно примерно так и существует. Но наша реальность… она состоит из кучи частных случаев. Поэтому со стороны кажется, что цензура у нас есть. А по факту её нет. Все всё знают. Все новости доходят… Как бы по-корректней выразиться, по неофициальным каналам.

Я в Иране 3 года работал, а дядя моего дяди 10 лет там жил. И ещё много родных и близких. И примерно понимаем обстановку там. Большая часть новостей распространяется разными способами, но не через сайты всяких новостных агентств. К примеру, в городе арестовали «неправильных» мусульман. Сразу его родственники пишут в ватсапп другим родственникам. Те рассылают друзьям. В конце-концов информация попадает всяким активистам и журналистам. Кто-то пишет заметку на сайт вне Ирана. Кто-то потом её копирует, электронной почтой отправляет своим родным и близким, соседям. Если вдруг народ понимает, что там беспредел какой-то, то народ собирается, идёт на улицу, на площадь. Идут к старым людям, к старейшинам, просят пояснить, как быть. Вообще протест в Иране сильно отличается от протеста в России. В России на протестах все пиарятся. Каждый идёт с камерой, селфи-хуелфи. Видео надо снять, как ОМОН бьёт всяких сыкух. В Иране оно не так. С камерой идёт кто-то один. Ну может пара человек ещё со сматрфоном. Кто-то идёт с цепью, кто-то с палкой идёт. Никаких согласований не бывает. Если хуйня случилась, то народ идёт и требует крови. Потому что любая избитая ментами или исламистами девка — чья-то дочь или сестра. И в первую очередь выходят родные. Потом выходят родные мужа. Не только кровные родные, а вообще все, до кого можно дотянуться. Как у вас в России говорят «седьмая вода-кисель». Они все родные. Все кровные братья. Мы все понимаем, что Аллах — он один на всех. Но когда какой-то сын ишака пришёл и избил чью-то жену или сестру, то он больше не человек. Он из людей выписывается, пока за него не раскаются его родные. В таком статусе его можно убить. Или избить. Его можно из магазина выгнать. Его детей можно из школы выгнать. С его женой или матерью никто общаться не будет. Будут в лицо плевать. Когда в России кричат «Смерть диктатору», то приходят, чтобы поорать или сорвать зло. Когда в Иране кричат «Смерть диктатору», то там реально собираются его убить. И не только его. Могут детей убить. Могут убить жену, друзей. У нас в деревнях и городах недалеко от Азербайджана никто за тегеранских не будет говорить. В Тегеране у власти беспредельщики и барыги. Их никто не любит. Не как у вас тут мэров или губеров не любят. А так, что попадётся такой ночью без охраны, и не будет его. Пропадёт без вести.

И никакие газеты, никакие сайты не нужны. Если где есть беспредел, то расскажут без всякого интернета. Если интернет не работает, то кто-то напишет письмо на бумаге. А кто-то это письмо отвезёт. Отвезут это письмо кому надо. Найдут родных, найдут родных мужа, жены. Те, в свою очередь, тоже как-то пошлют или расскажут. В результате, если кого убили из несогласных, то через неделю будет весь город знать. И соседняя деревня. И ещё одна. Если в Терегане пидорасы думают, что они могут интернет выключить, и всё, то пусть так думают, дети собак.

— '

Примечания[править]

  1. https://www.hra-news.org/periodical/a-127/
  2. https://www.hra-news.org/2022/hranews/a-37176/